Worksites
Два знатных родича
Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке http://filosoff.org/ Приятного чтения! Шекспир Уильям Два знатных родича. Действующие лица Тезей, герцог Афинский. Пиритой, афинский генерал. Артезий, афинский капитан. Паламон | племянники Креона, Аркит | короля Финского. Валерий, фивский дворянин. Шесть рыцарей. Герольд. Тюремщик. Дочь тюремщика. Жених дочери тюремщика. Доктор. Брат и друзья тюремщика. Дворяне. Джеррольд, школьный учитель. Ипполита, амазонка, невеста Тезея. Эмилия, ее сестра. Три королевы. Служанка Эмилии. Крестьяне, гонцы, лицо, изображающее Гименея, мальчик, палач, стража, свита, девушки-поселянки, женщины, изображающие нимф. Действие происходит в Афинах и окрестностях Афин, кроме части первого акта, где действие происходит в Фивах и их окрестностях. ПРОЛОГ Трубы. Судьба девиц и новых пьес сходна: Поклонники и деньги к ним стремятся, Пока заветы чести в них хранятся; Так, если пьеса дельная скромна, То в брачный день - в день первый представленья Она полна невольного смущенья, Дрожит за честь свою, подобно той, Кто, брак святой свершив и первой ночи Страх пережив, стыдливо клонит очи И кажется девицей, не женой. И с нашей пьесой, если вам угодно, Пусть будет так; прекрасно, благородно Ее рожденье: автор был - поэт, Какого знаменитей в мире нет От тех краев, где вьется По, как лента, До берегов серебряного Трента. Тот автор - Чосер; он нам тему дал И всем векам в наследье завещал. И если мы с наследьем этим чистым Не справимся, и встретите вы свистом Дитя усилий наших, чуть на свет Оно родится, - то в гробу поэт Невольно содрогнется и застонет: "О кто мне даст защиту, кто прогонит Пустую эту болтовню писак, Испортивших мои творения так, Что Робин Гуд серьезней их стократно!" Вот что нам страшно! Было бы превратно И безнадежно нам мечтать о том, Чтоб с ним сравняться собственным трудом, И может быть, что на свое лишь горе Отважились поплыть мы в это море; Но протяните руку нам: тогда Мы выплывем, быть может, без вреда, Дадим ряд сцен, хоть и не превосходных, Как дал бы Чосер, но вполне пригодных, Чтоб час - другой занять вас. Мир костям Поэта! Радость и веселье - вам! Но если вас развлечь мы не сумеем, Так докучать вам долго не посмеем. (Трубы.) АКТ I Сцена 1 Афины, перед храмом. Входит Гименей с горящим факелом; перед ним мальчик в белом платье, разбрасывающий цветы; за Гименеем нимфа с распущенными волосами и в венке из колосьев; за нею Тезей между двумя нимфами в венках из колосьев; затем Ипполита, невеста, с распущенными волосами, в сопровождении Пиритоя и другого лица, держащего над нею венок; позади нее Эмилия, поддерживающая ее шлейф, Артезий и свита. Хор (под музыку) Ароматнейшие розы, Без шипов и без занозы, По красе им равных нет; Маргаритки, видом скромны, И гвоздики, нежно-томны, И тимьянной травки цвет; Первоцвет, весны рожденье, Ранний вестник наслажденья, Колокольчиков пучок; Белых буквиц цвет и почки, Ноготки - могил цветочки, Синий шпорника цветок, Все, природы милой дети, Собирайтесь в пышном цвете Пред невестой с женихом! (Хор разбрасывает цветы.) Хор воздушных духов - птички, Сладкогласные певички, Все слетайтесь здесь кругом! Но ни ворон, ни сорока, Ни кукушка - вестник рока, Пусть не жалуют сюда, Не грозят чете прекрасной, Не тревожат мир согласный, Но бегут отсель всегда! Входят три королевы, в трауре, с черными вуалями, в коронах. Первая королева падает к ногам Тезея, вторая - к ногам Ипполиты, а третья - перед Эмилией. Первая королева Во имя милосердия и чести Ты выслушай и пожалей меня! Вторая королева Во имя матери твоей, во имя Детей, которых ты зачнешь во чреве, Ты выслушай и пожалей меня! Третья королева О, заклинаю суженым, который С тобой разделит ложе, - заклинаю Твоею чистой девственностью: будь Заступницей в тяжелом нашем горе! Все, в чем ты только погрешить могла б, За добрый подвиг тот тебе простится. Тезей Встань, грустная жена. Ипполита Прошу я, встань. Эмилия Не преклоняй колен передо мною: Когда я вижу женщину в беде, Сама невольно сердцем к ней склоняюсь. Тезей В чем ваша просьба, расскажите нам! Первая королева Пред вами здесь три скорбных королевы, Мужья которых пали жертвой злобы Жестокого Креона, - их тела Лежат добычей коршунов когтистых И пищею слетевшихся ворон В полях нечистых Фив. Тиран свирепый Не позволяет нам их трупы сжечь И в урны пепел их собрать, чтоб ветер Зловонье их окрест не разносил, Чтоб светлый Феб благословенным оком Не созерцал бы тленья мертвых тел. О, сжалься, герцог! Мира очиститель, Ты извлеки за нас твой грозный меч, Которым столько благ ты сделал миру! Нам возврати тела супругов наших, Чтоб мы могли гробницам их отдать! И, в благости своей неизреченной, Воззри на то, что мы, нося короны, Увы, иного крова лишены, Как свод небесный, кровлею служащий Медведю, льву, - и общий тварям всем! Тезей Прошу, колен своих не преклоняйте! Услышав вашу речь, я возмущен; Мне ваших жаль колен, во прах склоненных. Супругов ваших гибель мне известна, И столько же о ней я сожалел, Насколько воспылал я жаждой мести. (Первой королеве.) Твой муж - король был славный Капаней: В тот день, когда с тобою в брак вступал он, В такое ж время года, как теперь, Пред Марса алтарем его я встретил. Как ты была прекрасна! Плащ Юноны Был не пышней кудрей твоих роскошных! В тот день колосья брачного венца Рассыпаться, увянуть не грозили: Фортуна сладко улыбалась вам; Сам Геркулес, мой родственник, - столь слабый Пред взорами очей твоих прекрасных, Покорно булаву свою сложил И, шкурой льва Немейского прикрывшись, Свою вам кротко клятву приносил. О, грозная печаль и злое время, Как жадно вы готовы все пожрать! Первая королева О, кажется, что некий бог внушает Тебе, герою, милосердным быть! Тебе он силу даст, чтоб был ты нашим Заступником. Тезей О, встань, вдова, прошу! Молись у ног Беллоны шлемоносной Ты обо мне, о воине своем! О, как смущен мой дух! (Отворачивается.) Вторая королева О Ипполита! Ты, амазонка грозная, чьей силой Сражен клыкастый вепрь; ты, чья рука Настолько же сверкает белизною, Насколько мощной силою полна; Ты, чья отвага подчинить грозила Пол сильный слабому, и подчинила б, Когда б тебя властитель твой, - который Рожден на то, чтоб всюду водворять Все естество в природные границы, Вновь не заставил подчиниться узам, Которые ты сбросить порывалась, Пленив тебя и силой, и любовью; Воительница смелая, чей гнев Настолько ж страшен, как прекрасна милость; Ты, кто теперь, - я знаю, - больше власти Имеешь над властителем своим, Чем над тобой когда-либо имел он, Он рад служить по слову твоему, О женственности чистое зерцало! Проси его, чтоб мы, огнем войны Жестоко опаленные, под сенью Меча его, простертого над нами, Могли б прохладу сладкую найти! Моли его, как женщина лишь может Молить, такая ж, как одна из нас! Плачь перед ним, склони пред ним колена, Хоть ненадолго, хоть на краткий миг, Достаточный, чтоб встрепенулся голубь, Которому головку отрывают; Скажи ему, что сделала бы ты, Когда бы он лежал в кровавом поле, Оскалив мертвый рот навстречу солнцу, Осклабившись недвижно на луну! Ипполита Несчастная, умолкни, успокойся! Настолько же охотно я пойду За вами вслед, как шла в тот путь, который Прервали вы, - а в этот путь я шла Всего охотней в жизни. Мой властитель Глубоко тронут вашим горем. Дайте Ему обдумать; после я за вас Замолвлю слово. Третья королева (Эмилии) О, я вижу, просьба Моя была подобна льду, который, Не растопленный жгучею печалью, Лишь слабо каплет. Скорбь в моей груди Бесформенною массою сдавилась. Эмилия Встань, встань, прошу я! На твоих щеках Начертаны следы твоей печали. Третья королева На них ее не можешь ты прочесть; Она едва-едва видна сквозь слезы; Так камни дна кремнистого ручья Виднеются сквозь струйки волн прозрачных. Кто хочет знать земли все тайны, - должен В ее проникнуть недра; тот, кто хочет Хоть малую рыбешку в мире скорби Моей поймать, - тот пусть свою уду В пучину сердца моего забросит. Жестокая лишь крайность побуждает Меня к сравненьям странным прибегать. Я, кажется, с ума сойти готова. Эмилия Умолкни же! Я чувствую все это; Кто под дождем не чувствует дождя, Тот понимать, конечно, не способен Различья между мокрым и сухим. Поверь мне: если б ты была картиной, У живописца, я б тебя купила, Чтоб сердце тяжким зрелищем терзать И упражнять его в борьбе со скорбью; Но я слаба, как женщине обычно Быть слабою, и грустный твой рассказ Меня так больно в сердце ударяет, Что, отразясь, удар тот сердцу брата, Конечно, передастся и заставит Его невольно жалость ощутить, Хотя б то сердце было тверже камня. Утешься ж, успокойся. Тезей Поспешим Скорее в храм! Ни йоты не пропустим В священной церемонии. Первая королева Увы! Все эти торжества продлятся дольше И стоят вам дороже той войны, Которую начать теперь мы молим! О, вспомните, что имя ваше славно, Что скоро поступить - для вас не значит Быть опрометчивым, что ваши думы Сильней вполне обдуманных решений Других всех смертных; что решения ваши Могучее, чем действия других; Деянья ж ваши, - о клянусь Зевесом, Быстрей орла, хватающего рыбу, Едва возникнут, - к цели уж придут. О, вспомни, герцог, вспомни, что за ложе Дано убитым нашим королям! Вторая королоева Как грустно наше ложе, на котором Супругов наших нет! Третья королева И даже ложа, Приличного для мертвых, нет у них! О, даже те, кому свет милый солнца Наскучил, кто ужасной умер смертью, Убив себя веревкою, кинжалом Иль ядом, или бросившись с горы, И те имеют мир и тень могилы, Не лишены гробов! Первая королева Супруги ж наши Лежат, под жгучим солнцем разлагаясь, При жизни ж это были короли! Тезей Вы правы; я исполню вашу просьбу И дам могилы вашим королям, Для этого иметь придется дело С Креоном. Первая королева И немедленно теперь Свершить тебе удобно это дело; До завтра зной улегся; труд усталый Испариной себя вознаграждает, И в полной безопасности себя Тиран считает; он далек от мысли, Что мы стоим здесь пред тобой, стараясь, Чтоб ты прочел мольбу у нас в очах. Вторая королева Он упоен теперь своей победой. Третья королева Насытясь, отдыхает вражья рать. Тезей Артезий, ты всех лучше понимаешь,

Два знатных родича Шекспир читать, Два знатных родича Шекспир читать бесплатно, Два знатных родича Шекспир читать онлайн